О чем этот журнал?

Журнал посвящён книге "Почему другие - другие", которая будет выпущена в начале 2016 г. в начале 2018 г.
В журнале будут появляться главы из книги, а также будет освещаться процесс подготовки к выпуску книги. 

Откуда пришли цыгане, и почему их нигде не любят?

             Цыгане – один из самых удивительных народов, который только можно встретить в мире. Их внутренней раскрепощенности и сохраняющемуся на всю жизнь оптимизму многие бы позавидовали. У цыган никогда не было своего государства, и, тем не менее, они пронесли через века свои традиции и культуру. По степени своего присутствия на планете они могут потягаться с другим до недавнего времени рассеянным по миру народом – евреями. Не случайно евреи и цыгане были в самом верху списка тех представителей человеческого рода, что подлежали полному уничтожению, согласно расовым законам Гитлера[1]. Но если про геноцид евреев – Холокост –написано много книг и снято много фильмов, этой теме посвящены десятки музеев в разных странах, то про Кали Траш – геноцид цыган – мало кому известно. Просто потому, что за цыган некому было заступиться.
Collapse )

Почему приток иммигрантов воспринимается как проблема, и как её решить?

      Отмечание курбан-байрама и ураза-байрама, главных мусульманских праздников, традиционно остро воспринимаются жителями Москвы и других крупных городов страны. В эти дни мусульмане, в основном приезжие из других регионов страны или из мусульманских государств бывшего СССР, собираются для праздничной молитвы в мечети. В Москве, служащей основным магнитом для приезжих из всего бывшего СССР, ситуация выглядит особенно остро: немногочисленные мечети не в силах вместить сотни тысяч верующих, которые вынуждены расстилать свои молельные коврики на ближайших улицах. Обычно власти превентивно закрывают пару ближайших станций метро и ограничивают движение общественного и личного транспорта на примыкающих к мечетям улицах. Фотографии десятков тысяч молящихся людей другой веры пугают большинство обывателей.

      Примечательно, что из всех мигрантов наибольшее недовольство вызывают приезжие из Средней Азии и большого кавказского региона – просто потому, что их много. У представителей других национальных меньшинств (например, у корейцев или у немцев) тоже есть свои особенности, но и корейцев, и немцев относительно мало, и они незаметны в общей массе жителей нашей страны.

      Большинству коренных жителей Москвы обычаи недавно появившихся соседей непривычны и зачастую чужды, но как реагировать на них?Collapse )С начала XXI века в Европе каждые несколько лет возникают крупные кризисы между традиционными европейскими народами и приезжими из мусульманских стран. Политика одновременного совместного проживания людей разных культур, известная как «мультикультурализм», не устраивает ни приезжих, ни местных жителей. Всё чаще и чаще звучат призывы закрыть границы для приезжих или вообще выгнать их за пределы своей страны. Звучат подобные призывы и в России. Следует ли им следовать? Были ли в прошлом удачные попытки интеграции, или, напротив, размежевания народов? Чей опыт полезно взять на вооружение, чьи ошибки полезно изучить, чтобы не повторить их в собственной стране?

      После Первой мировой войны карта Европы существенно изменилась. Независимость получили Финляндия, Польша и прибалтийские страны; на Балканах появилось новое государство – Королевство сербов, хорватов и словенцев, которое чуть позже получило название Югославия. После Второй мировой войны к власти в стране пришла коммунистическая партия во главе с Иосипом Брозом Тито, который бессменно правил страной вплоть до своей смерти в 1980 году. Будучи этническим хорватом, Тито жёстко пресекал любые проявления национализма в стране, включая хорватский. Подобно Советскому Союзу, Югославия состояла из нескольких республик, границы которых примерно соответствовали границам расселения соответствующего этноса. Всего в стране было 6 республик, крупнейшей из которых и по территории, и по численности населения была Сербия. Несколько упрощая, можно сказать, что роль сербов в Югославии примерно соответствовала роли русских в СССР – это был основной этнос страны.

tito.jpg
Рисунок 1. Иосип Броз Тито. Вторая половина 1940-х гг.

      После смерти Тито в 1980 году центральная власть в стране стала постепенно ослабевать. Национальные республики, в первую очередь – экономически более развитые Хорватия и Словения – стали требовать большей самостоятельности. Процессы, проходившие в Югославии все 1980-е годы, были похожи на процессы, проходившие в СССР в 1989-1991 гг., когда некогда большое и сильное государство стало на глазах слабеть и терять своё влияние на периферии.
   
Национализм привёл к нескольким войнам на территории бывшей Югославии, в результате которых погибли десятки тысяч человек, сотни тысяч оказались беженцами. В большинстве стран бывшей Югославии сегодняшний уровень жизни до сих пор находится на более низком уровне, чем в середине 1980-х. Некогда большая страна развалилась на кусочки, и сегодня Белград контролирует менее четверти от территории бывшей Югославии. У политологов в 1990-х годах даже термин новый появился – балканизация, означающий бесконечный процесс деления страны на части.

tito.jpg

Рисунок 2. Республики и автономные области бывшей Югославии.

      Считается, что развалу Югославии способствовали внешние игроки. Почти сразу же после объявления суверенитета Словенией и Хорватией Австрия и Германия официально признали новые государства и стали поддерживать их вооружениями. Чуть позже бомбардировки НАТО вынудили Сербию прекратить поддерживать соплеменников, оказавшихся после раздела страны в соседних независимых государствах. Однако джинна из бутылки, приведшего к краху Югославии, выпустили националистические лидеры республик бывшей Югославии, пришедшие к власти в конце 1980-х годов и использовавшие национализм как средство решения сложного клубка проблем, стоявших перед страной.
   
      Не в силах ничего противопоставить национализму окраин, в XX веке развалились Османская и Австро-Венгерская империи, СССР и европейские колониальные державы. Но есть ли другой путь? И, что особенно актуально для жителей России – есть ли у нашей страны успешный опыт интеграции окрестных народов? Убеждён, что история, при вдумчивом её изучении, даёт много подтверждений того, что у нашей страны в багаже имеется богатый опыт по взаимодействию с соседними народами, который можно использовать и поныне. Можно отгораживаться от иноземцев высокой стеной, можно пытаться насильно прививать близкие нам ценности. Однако возможен и другой путь – путь интеграции, путь сотрудничества.

      Больше того, история свидетельствует о том, что наша страна прирастала людьми и территориями не столько за счет войн, сколько за счет добровольного присоединения многих народов к российскому государству. Так, кабардинцы по своей воле вошли в состав Московского княжества ещё в XVI веке – Иван Грозный взял в жены кабардинку, которая нам известна под именем царицы Марии. Многочисленные народы Севера, Урала, Северного Кавказа, Средней Азии, Сибири, Дальнего Востока добровольно присягали на верность русским царям.

      Народы, вошедшие в состав России, трезво и расчётливо выбирали между возможными альтернативами. Армяне и грузины предпочли быть подданными русского царя, а не османского паши и персидского шаха. Буряты, тувинцы, хакасы и уйгуры вошли в состав России, так как были недовольны жизнью под властью китайского императора и опасались быть ассимилированными. Калмыки и казахи столетиями враждовали между собой – у России они искали защиты и покровительства. Многие воинственные народы Северного Кавказа были завоёваны, но завоевания были удержаны только благодаря тому, что русский цивилизационный уклад оказался привлекательным для них. Их новый статус означал надежду на верховенство закона и более мирную жизнь при сохранении большинства культурно-религиозных атрибутов, языка и веры (Интересный исторический факт: высшей солдатской наградой в дореволюционной России был Знак отличия Военного ордена (Георгиевский крест). Помимо канонического вида (в виде креста с изображением Георгия Победоносца на коне, протыкающего дракона копьём), специально для иноверцев была изготовлена разновидность награды, на обеих сторонах которой вместо Георгия Победоносца было помещено изображение герба России - двуглавого орла. Примечательно, что многие награждённые солдаты-горцы мусульманского вероисповедания просили при награждении заменить "птицу" (наградной знак с изображением двуглавого орла) на "джигита" (наградной знак с Георгием Победоносцем). Русские привносили с собой новый уровень цивилизации, новые технологии, образование и медицину, что в конечную очередь сыграло немалую роль в дальнейшем расширении страны и укреплении ее единства.


      Все эти народы влились в российское государство потому, что русские несли с собой более привлекательный уклад жизни. Несмотря на то, что русские правители проводили ассимиляцию и интеграцию новых подданных, эти процессы носили более мягкий характер, чем в большинстве других держав. В нашей стране, за исключением сталинского периода, не было случаев массового переселения народов, подобных, например, притеснениям индейцев в Северной Америке. Напротив, при заселении колонистами новых обширных территорий Сибири вначале проводилось межевание, и земельные наделы переселяющимся русским крестьянам выдавались только из ничейных земель.

      Немаловажную роль сыграла возможность для наиболее талантливых представителей присоединённых народов проявить себя в большой стране. Удивительно, но национальные элиты, как правило, сохраняли все титулы и привилегии , что было немыслимо в других колониальных державах того времени – Великобритании, Франции, Бельгии, Нидерландах, а также в Северной Америке. Например, при присоединении земель Средней Азии всем представителям благородных сословий дали титул дворян. А как сопоставить дворян Средней Азии и России? В Туркмении, к примеру, благородными считались всадники. В итоге всех всадников-туркмен стали считать дворянами – количество дворян на душу населения среди туркмен оказалось примерно в пятьдесят раз больше, чем среди жителей Центральной России. Похожая ситуация была с грузинскими князьями и представителями многих других российских народов. Для сравнения: в Британской Индии индус из самой высокой касты обладал более низким статусом, чем любой британец, и не мог быть допущен до серьезных постов в управлении метрополией. В Соединенных Штатах Америки, несмотря на отмену рабства в 1865 году, первый чернокожий смог попасть в правительство только в 2001 году – это был Колин Пауэлл, госсекретарь США (аналог нашего министра иностранных дел). Представители присоединённых народов в России, а потом в СССР сохраняли возможность занимать высочайшие посты в государстве, как гражданские, так и военные (Витте, Сталин, Микоян, Дзержинский или хотя бы тот же Ибрагим Ганнибал, который ещё в XVIII веке – времени расцвета рабства в Британии и Франции – занимал должность, эквивалентную современному генералу армии). В состав последнего Политбюро ЦК КПСС (де-факто высшего органа власти в СССР) входили представители 17 национальностей. Среди советской элиты были писатели Чингиз Айтматов (киргиз) и Самуил Маршак (еврей), певцы Муслим Магомаев (азербайджанец) и София Ротару (молдаванка), физики Лев Ландау, Абрам Йоффе и Леонид Мандельштам (евреи), военачальники Константин Рокоссовский (поляк/белорус) и Иван Баграмян (армянин), выдающийся летчик-ас Султан Амет-Хан (крымский татарин/дагестанец). Своим «личным врагом номер один» называл Адольф Гитлер диктора радио, еврея Юрия Левитана.

      Примечательно, что Россия не только ассимилировала окрестные народы, но и привлекала эмигрантов из «дальнего зарубежья». К примеру, в XVIII – XIX веках в Россию перебралось огромное количество европейцев, которые бежали в нашу страну из-за притеснений и невозможности проявить себя на родине.

      Первые иноземцы, приехавшие на Русь в поисках лучшей доли, появились ещё 500 лет назад. Это были не очень многочисленные, но всё же заметные потоки шотландцев, шведов, немцев. Валерий Брюсов и Михаил Лермонтов, к примеру, происходят из знатных шотландских родов (Брюсы и Лермонты соответственно), которые бежали из Шотландии после её захвата Англией в XVII веке.

      После реформ Петра I поток европейцев усилился. Немцы, шведы, англичане, французы, итальянцы массово перебирались на новую родину. Французы переселялись в Россию и в XVIII веке, однако самое масштабное переселение французов в Россию произошло после поражения французской армии в 1812 году. Возвращаясь на запад, изнывающие от голода французские солдаты просили чего-нибудь поесть, обращаясь к жителям деревень «дорогой друг» (cher ami) или «мой друг» (ma cher), иногда предлагая лошадь (cheval) в обмен на еду. Именно тогда образовались русские фамилии Шаромыгин, Машеров, Шевалёв и другие подобные. От притеснений со стороны официальной церкви – католичества – в Россию переселялись немецкоговорящие протестантские общины. Наиболее образованные и амбициозные инженеры, аптекари, геологи, врачи, офицеры Европы переезжали в Россию, так как в нашей стране было больше возможностей проявить себя и добиться успеха. Немцы-протестанты открыли первую аптеку в Москве. Великий русский мореплаватель Беллинсгаузен (немецких кровей) вместе с Михаилом Лазаревым открыл Антарктиду. Армию Наполеона с самого начала Отечественной войны сдерживали великие русские полководцы, ни у одного из которых не было ни капли русской крови, – немец с шотландско-норманнскими корнями Михаил Богданович Барклай де Толли и грузин Петр Иванович Багратион. Многие классики русской литературы (Герцен, Фет, Фонвизин, а также упоминавшиеся ранее Брюсов и Лермонтов), выдающиеся русские живописцы (Куинджи, Левитан, Брюллов, Венецианов и другие) были потомками "понаехавших". Фамилии наших выдающихся соотечественников явно нерусского происхождения на слуху: тут и мореплаватели Крузенштерн и Беринг, и полководцы Витгенштейн и Милорадович, и кулинар Оливье, и архитекторы Растрелли и Монферран. Менее очевидно происхождение тех европейцев, которые русифицировали свои фамилии. Из писательской среды стоит отметить натурализованных немцев Афанасия Фета и Дениса Фонвизина (соответственно Foeth и von Wiesen). Менее именитые, но всё равно преуспевшие в России иностранцы исчислялись десятками, если не сотнями тысяч. Достаточно обратить внимание на фамилии офицеров русской армии, инженеров, врачей и ученых. Корни немецкого, скандинавского, сербского и французского происхождения не заметить невозможно. Среднее звено офицеров, государственных чиновников и инженеров на десятки процентов состояло из представителей некоренных народов, приехавших в Россию в поисках счастья.
      В XIX веке, спасаясь от турецкого владычества, в южные и причерноморские губернии России массово переселялись православные балканские народы – греки, сербы, болгары и др. Малая и Большая Арнаутские улицы в Одессе названы по имени основного народа, который там проживал, – арнаутов, то есть православных албанцев.

      Только за период между окончанием Отечественной войны 1812 года и началом Первой мировой войны в Россию иммигрировало больше четырёх миллионов человек, в основном из Германии (1,5 миллиона человек) и из Австро-Венгрии (около 800 тысяч человек). К началу Первой мировой войны наша страна была вторым после США центром иммиграции в мире – впереди Аргентины, Канады, Австралии, Южной Африки и Бразилии. Очевидно, что Россия предлагала иностранцам возможности, которых у них не было в родных краях. Иначе зачем бы они снимались с насиженных мест и переезжали в страну, которая никогда не отличалась ни мягким климатом, ни лёгкостью жизни?

      Тяжелый кризис управления, поразивший Россию в конце XIX – начале XX века, привёл к росту ксенофобии. Война с маленькой Японией была позорно проиграна. Всему миру стало очевидно, что Россия, гигантская держава, по сути представляет собой глиняного колосса, которого вполне можно победить. В обществе зрело недовольство правящим режимом, в разных частях страны возникали группы заговорщиков разной степени радикальности. Ширилось рабочее движение – стачки, демонстрации. В этой ситуации было принято решение "вернуться к корням" и сделать ставку на возрождение традиционных консервативных настроений. Для устранения брожения, начавшего поражать русское общество, было принято решение перенаправить народное недовольство в антисемитизм. Евреи были названы главным врагом русского народа.

      В то время в пределах Российской империи проживало примерно две трети всех евреев мира, и сто лет назад они были для жителей России таким же раздражителем, как кавказцы и азиаты сейчас. Антиеврейские погромы, начавшиеся в 1903 году с Кишинёва, вскоре охватили все регионы их массового проживания (западные, южные и юго-западные области страны).

      За несколько столетий скитаний по Европе евреи многократно переживали гонения. Так было в Испании, во Франции, в Германии и многих других странах. После погромов оставшиеся в живых, по-быстрому собрав свои вещи, уезжали на новое место жительства. Волна убийств и грабежей начала XX века послужила поводом для отъезда евреев из Российской империи, уехало до половины еврейского населения. Наша страна после этого пережила несколько революций и страшную гражданскую войну, а вот евреи, большинство из которых уехало в США, очень даже неплохо прижились на новой родине. Часть евреев эмигрировало в Палестину, став впоследствии создателями будущего Израильского государства. Декларацию независимости Израиля в 1948 году подписали 37 человек, две трети из которых родились в Российской империи. Из десяти первых премьер-министров страны восемь родились в России, включая первого премьер-министра страны Давида Бен-Гуриона и легендарную Голду Меир. За первые 40 лет существования Израиля выходцы из Российской Империи занимали пост премьер-министра страны 90% времени.

      Большинство эмигрантов прибывало в Нью-Йорк. Евреи стали очередной "нацией-изгоем" в этом городе. Вначале такими "не совсем полноценными" жителями были ирландцы, массово покидавшими свою страну во время картофельного голода 1845 – 1849 годов. Кстати, сейчас в одних лишь США проживает больше ирландцев, чем в самой Ирландии, а ведь ирландцы бежали не только в США, но и в Великобританию, а также в британские колонии по всему миру – Австралию, Новую Зеландию, Канаду и др. Позже от бедности в Америку бежали итальянцы, особенно сицилийцы, – и стали оседать в Нью-Йорке начиная с 1880-х годов. А в начале ХХ века эстафетную палочку от них переняли евреи.

      В новой стране они поначалу устраивались на самые дешёвые рабочие места, однако природная сноровка и деловая хватка привели к тому, что через несколько десятилетий евреи заработали себе место под солнцем. В отличие от ирландцев и итальянцев, которые выбились в люди, но не смогли массово войти в элиту страны, евреям это удалось. Евреи стали доминировать в финансовом секторе Нью-Йорка. После Первой мировой войны Лондон потерял своё безоговорочное лидерство в финансовом секторе, его место занял Нью-Йорк. Таким образом доминирование на Уолл-Стрит означало, что нью-йоркские евреи, в том числе недавние беженцы из России, стали управлять финансами всего мира.

Евреи также активно занимались политикой и шоу-бизнесом. В начале ХХ века кино стало новым перспективным направлением индустрии развлечений. Две трети крупнейших киностудий Голливуда были основаны евреями-выходцами из Российской империи или их детьми. Так, у истоков кинокомпании Metro-Goldwyn-Mayer стояли Маркус Лов, Самуил Голдвин и Луис Майер, все – евреи, при этом Голдвин и Майер родились в Российской Империи. Warner Brothers называется в честь братьев Уорнеров (Вансколасеров), трое из четырех братьев родились на территории Российской Империи. Columbia Pictures была основана Гэри Коном и его братом Джеком, родившимися в Нью-Йорке в семье евреев из Германии и России. Киностудия XX Century Fox имеет среди своих отцов-основателей Джозефа Шенка, уроженца города Рыбинска Иосифа Шейнкера. Во главе ещё двух кинокомпаний, Paramount Pictures и Universal Studios, стояли евреи-выходцы из Австро-Венгрии и Германии. По сути, только одна из крупнейших кинокомпаний США – United Artists – не имеет евреев среди своих основателей. Интересно, что евреи, вместе с другими представителями третьей волны иммиграции в США (славянами, русскими), не только были основателями кинокомпаний, режиссёрами и актёрами, но и зрителями.
Кино в то время было развлечением иммигрантов, дешёвым, непритязательным и не требующим знания английского языка.
Иммигранты третьей волны, простые работяги, собственно и создали кинопромышленность США, каждый вечер принося свои пятицентовики (никели) в американские кинотеатры (никельодеоны). Именно они превратили ярмарочный балаган в киноискусство едва ли не в большей мере, чем упоминавшиеся ранее Уорнеры и Фоксы.

Marx_brothers_Tonight_Show.jpg
Рисунок 3. Братья Маркс, суперзвёзды американского кинематографа 1920-х - 1930-х гг. (дети евреев- иммигрантов из Германии и Франции).

      В 1900 году в США эмигрировала семья Лии и Абрама Сарновых. Их сын Давид в возрасте 17 лет начал работать в "Компании беспроводного телеграфа Маркони". Позже он перешёл в радиовещательную корпорацию Америки (Radio Corporation of America), в которой в возрасте 31 года стал вице-президентом, в возрасте 39 лет – президентом, и ещё в течение 40 лет занимал высшие посты. В годы президентства Давида Сарнова этой компанией были изобретены и воплощены в жизнь все компоненты телевидения – система передачи изображения, система приема изображения и звука (телевизионные приемники), а также был придуман контент – что именно показывать по телевидению. В течение нескольких десятков лет RCA была мировым монополистом в производстве оборудования для передачи и приема телевизионного сигнала (100% оборудования московского телецентра, закупленного и установленного в 1936 году советским правительством, было закуплено у компании RCA). Примечательно что в 1930-е годы продукция Radio Corporation of America, помимо высочайших технических характеристик, отличалась безупречным дизайном. Фонографы от RCA были таким же предметом культа в начале 1930-х годов, как продукция компании Apple в настоящее время.

      В дальнейшем Давид Сарнов организовал регулярное телевещание в США, руководил работами по созданию цветного телевидения, записи телепрограмм на магнитную видеопленку, созданию первого телевизионного художественного фильма, мало того, – основал Национальную радиовещательную корпорацию (NBC, одна из ведущих телекомпаний США по настоящее время), участвовал в создании системы космической связи, а также выступал советником десяти президентов, по сути, всех глав Соединенных Штатов Америки, начиная с 1920-х годов.

      Получается, что Америка стала той страной, в которой инженерный и предпринимательский гений Сарнова и основателей Голливуда смог реализоваться в полной мере. Остается только фантазировать, каким мог быть язык международного общения, если бы они не уехали в Америку, а остались жить и творить в России.

      Примеров, подобных Давиду Сарнову, в отечественной истории более чем предостаточно. Тут и инженер Владимир Ипатьев, один из основателей нефтехимии в США, авиаконструктор и изобретатель вертолётов Игорь Сикорский, изобретатель лампы накаливания Александр Лодыгин, изобретатель телевидения Владимир Зворыкин. Тут и деятели культуры – балетмейстер Михаил Барышников, композиторы Дмитрий Тёмкин (четырёхкратный обладатель премии Оскар), Сергей Рахманинов и Игорь Стравинский. Из современных – Сергей Брин, сооснователь Google. И это только эмигранты в США, хотя уезжали наши соотечественники и в другие страны.

      Опять же, если посмотреть на историю, то те нации, которые отгораживались от другого мира, замыкаясь в себе, со временем неизбежно проигрывали. К примеру, арабы, начав в 634 году с завоевания Аравийского полуострова, к середине VIII века построили огромную империю, в состав которой входила Северная Африка, весь Ближний Восток (современные Израиль, Ливан, Сирия, Ирак, Иордания, государства Персидского залива). В состав Арабского халифата полностью или частично входили современные Азербайджан, Армения, Афганистан, Грузия, Индия, Кипр, Пакистан, Таджикистан, Туркменистан, Турция и Узбекистан. Максимальных рубежей на северо-западе арабы (или, как их ещё называют, мавры) достигли, завоевав Португалию и Испанию. Завоевать и (главное, удержать) огромные территории им помогла стройная система управления и передовые на тот момент методы ведения хозяйства. В частности, маврами активно применялась сложная система орошения. Например, в Испании ирригация была привнесена арабами, трудами которых безводные окрестности Валенсии превратились в область роскошнейшего плодородия. Развалины гидротехнических сооружений мавров в Испании до сих пор производят впечатление своим величием. Мавританские оросительные устройства послужили образцом не только в техническом отношении, но и в отношении законодательства и организации, так как здесь явилась самая древняя форма общественного пользования орошением. Подведомственные маврам провинции разделялись на оросительные участки, для которых необходимое количество воды обеспечивалось заграждением горных ручьёв и речек в летнее время. Для этого строились большие плотины. Из образованных таким образом водохранилищ вода проводилась магистральными каналами, а от них ответвлялись боковые каналы. Для каждого из орошаемых участков рассчитано было точно потребное количество воды. Пользование ею было строго регламентировано, и за выпуск излишней воды установлены были штрафы. Для контроля расхода воды пользовались стрелочными водомерами – в некоторых местностях Испании эти устройства сохранились по настоящее время.

      Испанцы активно перенимали у мавров методы управления и ведения войны, и в какой-то момент стали совершеннее своих поработителей. Война с маврами так закалила испанцев и португальцев, что они, одержав над ними победу, устремились за пределы своей родины и завоевали огромные территории от Аргентины на юге до Калифорнии и Флориды на севере. Пружина пассионарности распрямилась и позволила Испании покорить Новый Свет.

      Аналогично, Китай в XV веке был самой технологически передовой страной мира. По сравнению с Поднебесной империей Европа XV в. была отсталой, грубой и варварской. Бракосочетание Генриха V с Екатериной Валуа состоялось в Лондоне через 3 недели после открытия Запретного города в Пекине. На банкете в Запретном городе присутствовало 26000 гостей, а парадный обед, во время которого еду подавали на чудесных фарфоровых тарелках и блюдах, состоял из 15 перемен. На свадьбе же английского короля гостей было не более 600 и ели они в основном вяленую треску, подававшуюся на больших ломтях чёрствого хлеба, служивших в качестве тарелок. На Екатерине Валуа в день свадьбы не было ни белья, ни чулок; любимая же наложница Чжу Ди была разодета в яркие шелка и носила украшения из иранского сердолика, цейлонских рубинов, индийских алмазов и китайского жада. Её благовония источали ароматы амбры с островов Тихоrо океана, мирры из Аравии и сандалового дерева из Сиама.
      Китайская армия того периода насчитывала около миллиона солдат, вооружённых ружьями и пушками; Генрих V мог вывести в поле лишь 5000 человек, вооружённых луками, мечами и копьями. Флот, который должен был доставить иностранных гостей Чжу Ди домой, включал в себя около 100 кораблей с командой в 30 000 человек. Когда Генрих V в июне того же года отправился воевать с Францией, он переправил всё свое войско через Ла­Манш на четырёх рыбачьих шхунах, каждая из которых могла принять на борт не более 100 солдат и передвигалась лишь в светлое время суток. Задолго до Колумба, Васко да Гамы и Магеллана китайцы обошли Тихий и Индийский океаны (наиболее удаленными точками их маршрутов были Красное море, территория нынешнего Сомали на восточном побережье Африки и остров Ява).
Marx_brothers_Tonight_Show.jpg
Рисунок 4. Маршрут путешествий китайского адмирала Чжэна Хэ в начале XV века.


      Но китайцы не встретили за пределами Китая ничего такого, чего бы не было в Поднебесной, и "закрылись" от всего остального мира. Кончилось это тем, что в начале XX века западные державы обстреляли и захватили Пекин, навязав невыгодный мирный договор. В течение XIX – XX веков Китай потерял Монголию, Тибет, Туву, Приморье и некоторые другие территории. В технологическом отношении все преимущества былых времен были растрачены.


tito.jpg
Рисунок 5. Сравнительные размеры флагманского семимачтового "корабля-сокровищницы" из экспедиции Чжэна Хэ и «Санта-Марии», на которой Колумб открыл Америку


      Альтернативно, те нации, которые были восприимчивы к чужакам и новациям, преуспевали. В разное время это были голландцы, англичане, немцы, американцы. Те же русские, которые смогли создать привлекательную идею сосуществования для сотен народов – от кабардинцев и до чукчей.

      Конечно, многим удобно жить в обществе, где все окружающие похожи на тебя самого. Однако расцвет розничной торговли в России говорит о том, что мы хотим выделиться, отличаться от других, а год от года увеличивающийся заграничный туризм доказывает, что нам интересны другие.

      Полагаю, что от терпимости и толерантности куда больше выгод, чем от вражды. Мне представляется, что многочисленные конфликты между русскими и нерусскими вызваны дезориентацией, отсутствием в обществе идеи, которая возвышала бы людей над повседневностью. Коль скоро исторически так сложилось, что русские объединяли земли вокруг себя, то и задача по выработке этой Большой Идеи – задача для основного народа России. Когда эта Идея будет сформулирована, всем – и титульной нации, и другим народам – будет жить легче. Тогда и радикальный ислам поутихнет, и "чужаки" будут стремиться стать русскими по духу. В каждом из нас есть частички разных народов, и ответ на вопрос "кем я себя ощущаю?" куда важнее, чем форма носа или цвет кожи.

      Тем более что в мире есть примеры стран со значительным миграционным притоком, которые успешно справляются с этой задачей. Взять, к примеру, Канаду. Эта страна занимает лидирующие места в мире по количеству иммигрантов. 23% граждан Канады, согласно данным за 2013 год, родились за её пределами. Однако школьное образование в этой стране организовано таким образом, что уже второе поколение, то есть дети иммигрантов, воспринимает себя канадцами, а не китайцами, филиппинцами или пакистанцами. Они, как правило, используют в качестве основного языка государственные английский или французский. Третье поколение, то есть внуки иммигрантов, как правило, уже не говорит на языке своих дедушек и бабушек, воспринимая себя как полноценных канадцев. Правительство Канады планирует и дальше поддерживать высокий уровень иммиграции, ожидая, что к 2031 году почти половина населения в возрасте старше 15 лет будет иностранного происхождения.

      Современные реалии таковы, что надёжных барьеров на пути массового переселения людей из одного региона в другой не существует. Будущее определяют «властители умов», которые формируют технологическую, морально-этическую, культурную повестки, а их гораздо больше в странах, стремящихся развивать у себя всё самое передовое и активно вкладывающихся в привлечение наиболее талантливых представителей других народов.

      В XXI веке новые вызовы возникают так быстро и так часто, что политика отгораживания себя от остального мира, вне зависимости от её причин, терпит крах повсеместно – от Северной Кореи до Ирана, от Кубы до Зимбабве. Покупка чужих инноваций также не может быть надёжным решением, так как жизненный цикл технологий укорачивается, и гораздо выгоднее становится не покупать готовые, а развивать свои собственные методы и разработки, что, в свою очередь, способствует расцвету науки и производства, культуры и общественного строя, а также привлекает в страну новых иностранцев, ищущих приложения своим навыкам и умениям.

      Это состояние похоже на равновесие движущегося велосипедиста. Пока он едет, он устойчив, но остановка грозит падением, и необходимо поддерживать скорость движения, продуцируя новые технологии, идеи и возможности, способствуя их появлению и развитию, «выращивая» новые таланты и привлекая их из-за рубежа.

      Подобно тому, как хороший менеджер делегирует бОльшую часть задач подчинённым, оставляя за собой стратегическое планирование, контроль, оценку персонала и ряд других ключевых функций, так и государство может делегировать своим гражданам решение большинства текущих вопросов. Угрозу размывания национальной идентичности коренного народа обычаями и традициями приезжих можно существенно, если не полностью, снизить, предложив обществу актуальную повестку переустройства страны. Таких примеров было множество в российской истории: прорубание окна в Европу, освоение Урала, Сибири и Америки, электрификация, Транссиб и БАМ, атомный и космический проекты – вот некоторые примеры тех больших задач, которые мы ставили перед собой и успешно решали. Надо научиться ставить перед собой новые сверхзадачи. Мы делали такие вещи раньше, и нет оснований считать, что у нас не получится сейчас. Такими сверхзадачами могли бы быть новое освоение Сибири и Дальнего Востока, переход на качественно новые уровни развития сельского хозяйства и промышленности сначала средних, потом высоких переделов. В сфере общественного переустройства это могло бы быть создание условий для высвобождения предпринимательской и социальной энергии широких масс. Надо начать заниматься интеллектуальной проработкой этих и других сверхзадач – постепенно проблемы, связанные с приезжими, станут слабеть, переставая быть актуальными для всё большего и большего количества наших сограждан.

Почему Гитлер не оккупировал Швейцарию?

Глядя на карту воюющей Европы 1939 – 1945 гг., сложно не задаться вопросом – а почему в самом центре Европы осталась одна страна, на которую Гитлер даже не попытался напасть? Австрия, Чехословакия, Польша, Франция, Бельгия, Нидерланды, Дания – короче, все соседи Германии были ею покорены, а Швейцария – нет. Почему?

Первая мировая война привела к крушению четырёх империй – Германской, Австро-Венгерской, Османской и Российской. Разрушение экономики, обнищание широких слоёв населения послужили причиной радикализации партий и общественных движений.

В 1917 году в России победила большевистская революция. Вслед за этим коммунисты пришли к власти в Германии, Венгрии и Словакии. В 1918 – 1922 гг. советские республики возникали как грибы после дождя, их общее число превысило 50 (в основном на территории бывших Российской, Германской и Австро-Венгерской империй, а также в Персии и Великобритании). В 1919 году по инициативе В. И. Ленина был создан Коммунистический интернационал (Коминтерн) – международная организация, ставившая своими целями свержение капитализма, установление диктатуры пролетариата, создание всемирной Советской республики.

На противоположном фланге во многих странах стали заметны националистические партии и организации правого толка. Несмотря на схожесть подходов в построении «идеального общества» (в частности, и националисты, и коммунисты негативно относились к парламентской демократии; и те, и другие тяготели к насильственной смене власти), в идеологии между двумя полюсами политического спектра находилась пропасть. Коммунисты мечтали о «рае на земле» для всего человечества, националисты – для одной, «избранной» нации. Во многих европейских странах в 1920-х годах националистические организации активно боролись с коммунистами, иногда с использованием оружия.

Уже в 1920 году Гитлер, выступая в огромном пивном зале в Мюнхене, огласил «Двадцать пять пунктов», которые впоследствии стали программой нацистской партии. Противостояние коммунистическому влиянию было одним из основных пунктов программы НСДАП.

К 1923 году в Германии сложилась ситуация, схожая, по мнению руководства Коминтерна, с ситуацией в России в 1917-м. Коммунистическая партия завоевала сильное влияние среди рабочего класса страны. На осень 1923 года Коминтерн планировал вооружённое восстание с целью захвата власти в Веймарской республике, которое, однако, сорвалось. Начиная с 1924-го года влияние коммунистической партии постепенно снижалось, а влияние НСДАП, занимавшей противоположные позиции, напротив, росло. Придя к власти в 1933 году, Гитлер продолжил усилия по борьбе с коммунистами.

В 1936 году Германия и Япония заключили между собой Антикоминтерновский пакт, направленный против дальнейшего распространения коммунистической идеологии в мире. В 1937 году к Пакту присоединилась Италия, позднее – ещё около десяти государств.

В 1940 году на смену Антикоминтерновскому пакту пришёл Тройственный пакт «о разграничении зон влияния при установлении нового мирового порядка и военной взаимопомощи», изначальными подписантами которого выступили Италия, Германия и Япония. Традиционно все страны, присоединившиеся к Тройственному пакту, называются странами «оси», или странами гитлеровской коалиции, или странами Тройственного союза. Антикоминтерновский пакт, закрепивший политический союз Германии и Японии, считается предтечей Тройственного пакта, который был уже военным союзом подписавших его стран.

В числе основных постулатов, с которыми Гитлер пришёл к власти, было неприятие условий Версальского мирного договора, унизительного для Германии. Гитлер собирался заложить фундамент для неограниченно долгого процветания немецкой нации. Для этого нужно было обеспечить «жизненное пространство», очищенное от ненемецкого населения. Германия стала готовиться к новой войне.

К 1939 году на стороне Гитлера в Европе было шесть государств (Болгария, Венгрия, Германия, Италия, Румыния, Финляндия). Подавляющее большинство оставшихся (Албания, Бельгия, Греция, Дания, Люксембург, Нидерланды, Польша, Франция, Чехословакия, Югославия) были завоёваны Германией и её союзниками в течение 1939 – 1941 годов. Также к Германии были присоединены Австрия, вольный город Данциг, Мемельский край и некоторые другие территории. У завоёванных стран был разный статус: в некоторых были созданы марионеточные правительства с ограниченным суверенитетом, другие вошли в состав Третьего Рейха. Если не брать в расчёт партизанские движения в ряде стран, то к 1942 году сражаться с Германией в Европе продолжали только СССР и Великобритания. И всего пять государств сохраняли нейтралитет – четыре на окраинах Европы (Испания, Португалия, Ирландия, Швеция) и Швейцария – в самом её центре, прямо между союзниками по Тройственному пакту – Германией и Италией[1].


Рисунок 1. Карта Европы по состоянию на лето 1943 г. Белым выделены страны "оси" и захваченные ими территории, красным выделены союзники по антигитлеровской коалиции, серым - нейтральные страны.

Испания и Португалия к началу Второй мировой войны поддерживали дружественные отношения; в обеих странах у власти находились авторитарные лидеры, жёсткой рукой проводившие фашистскую политику. В историографии принято различать термины «фашизм» и «национал-социализм», хотя на бытовом уровне они часто смешиваются. Родиной фашизма была Италия. Здесь в 1924 году на выборах в парламент страны победила созданная за три года до этого Национальная фашистская партия во главе со своим харизматичным лидером Бенито Муссолини. Важной отличительной чертой фашизма был корпоративизм – идея об объединении всех возможных социальных групп для достижения общей цели (процветания государства). Позднее похожие режимы появились в Аргентине, Бразилии, Венгрии, Испании, Португалии, Румынии и других странах. Для всех них были характерны национализм, корпоративизм, антикапитализм, запрет всех политических партий, кроме находящейся у власти, авторитарный стиль управления. Сам термин «фашизм» происходит от латинского слова «фасция» (пучок вязовых или березовых прутьев, являвшихся символом римской администрации). Муссолини и другие идеологи итальянского фашизма, желая подчеркнуть преемственность с Древним Римом, заимствовали многие атрибуты великого государства античности: фасции как символ власти, приветствие в виде вскидывания вверх-вперёд вытянутой правой руки, эмоциональные выступления перед толпой граждан с балконов зданий, скандирование коротких приветствий во славу вождя, ночные факельные шествия и др. Многие из этих атрибутов были заимствованы позднее Гитлером и другими вождями авторитарных режимов первой половины XX века. Ключевое отличие фашистских режимов от германского национал-социализма заключалось в неприятии идеи физического уничтожения евреев. Во всех фашистских государствах проводилась политика национализма, во многих из них в отношении политических противников применялись репрессии.  В некоторых странах проводились еврейские погромы, но ни в одной стране, кроме Германии, политика физического уничтожения евреев, равно как и представителей любой другой социальной группы, не вводилась в качестве одного из основных идеологических стержней. Например, итальянский лидер Бенито Муссолини в середине 1920-х годов положительно отзывался о евреях; евреи входили в верхушку итальянской фашистской партии. Постепенно под давлением Германии в Италии были приняты расовые законы, которые, однако, выполнялись не всегда и без немецкой тщательности. Итальянские власти нехотя ловили евреев и намеренно плохо их охраняли, давая возможность арестованным сбежать по пути в лагеря. Депортация итальянских евреев началась только после оккупации части Италии Германией в 1943 году.

Лидеры Испании и Португалии, Франсиско Франко и Антониу ди Салазар, испытывали глубокую неприязнь к коммунистам и преследовали своих политических противников. Однако, несмотря на негативное отношение к коммунистам и, в частности, к большевикам, несмотря на симпатии к Гитлеру, обе страны раз за разом мягко отклоняли призывы немецкого лидера выступить в войне на стороне Германии. Ни в Испании, ни в Португалии не было принято антисемитских законов, и евреям-беженцам из оккупированных стран негласно разрешалось пребывать на территории Иберийского полуострова, а также использовать испанские и португальские порты для эмиграции за пределы континентальной Европы.

Испания изъявляла куда большее желание присоединиться к Тройственному пакту, чем Португалия. Таким образом Франсиско Франко хотел отблагодарить Гитлера, который за несколько лет до этого помогал ему войсками и военной техникой во время испанской Гражданской войны (июль 1936 – апрель 1939 гг.). Однако ослабленную гражданской войной Испанию лихорадили многочисленные восстания и голодные бунты. Многие крупные города и промышленные предприятия были разрушены. Страна была слишком слаба, чтобы воевать.

Португалия, дольше всех из европейских держав – до середины 1970-х годов – сохранявшая контроль над своими заморскими территориями, поддерживала относительно высокий уровень жизни в метрополии за счёт торговли с колониями, в первую очередь – за счет вывоза сырья из своих крупнейших владений, Анголы и Мозамбика. К началу Второй мировой войны у Португалии отсутствовал сколь-нибудь крупный военный флот; таким образом, в случае присоединения к военным действиям на стороне Германии, торговый флот страны подвергался риску уничтожения со стороны союзников. Вступление Португалии в войну ставило под угрозу как уровень жизни метрополии, так и сохранение колоний, так как без флота невозможно было бы поддерживать ни торговые, ни административные связи с удалёнными за тысячи километров территориями.

Историки полагают, что португальский лидер Антониу ди Салазар уговорил Франко сохранять нейтралитет. При этом в 1940-1943 гг. Испания официально меняла свой статус с «нейтральной страны» на «невоюющую». Возможно, смена статуса отражала сомнения испанского лидера относительно целесообразности присоединения к странам «оси». Тем не менее, официально в войну Испания так и не вступила. На фронт была отправлена только сформированная из числа испанских добровольцев "Голубая дивизия", которая принимала участие в военных действиях на стороне Германии на Восточном фронте в 1941 – 1943 гг. Дивизия воевала в основном под Ленинградом и была расформирована после поражения Германии в битве под Курском, когда исход войны был уже предрешён. Оставшиеся в живых испанские военнослужащие были возвращены домой.

Третьей нейтральной европейской страной была Ирландия. Во время Второй мировой войны все государства-члены Британского содружества, вслед за Лондоном, объявили войну странам «оси». Ирландия была единственным исключением.
В течение длительного времени Ирландия страдала от английской колонизации. В 1801 году эта страна была присоединена к Британской империи, и с тех пор ирландцы предпринимали несколько попыток обрести независимость.

Сразу после окончания Первой мировой войны, в начале 1919 года, депутаты британского парламента ирландской национальности провозгласили себя полномочным парламентом Ирландии, объявили суверенитет и потребовали немедленного вывода британских войск с территории своего острова. Параллельно военизированное подразделение ирландских националистов, Ирландская республиканская армия, начала активные боевые действия вначале против британской полиции, а позднее и против армии. В течение 1919 – 1921 годов в стране шла война за независимость, по итогам которой Великобритания признала суверенитет Ирландии[2]. При этом северо-восточная, наиболее развитая часть острова с большой долей английского протестантского населения, осталась в составе Соединённого Королевства.

Лишь недавно получившая независимость Ирландия, сохраняя территориальные претензии к бывшей метрополии, отказалась участвовать в войне на одной стороне с Великобританией. Крайняя малочисленность ирландской армии (менее 20 000 человек, треть из которых составляли волонтёры) и плохая её вооружённость (во всей армии было всего 2 легких танка, 21 бронированный автомобиль и 21 самолёт) стали дополнительными аргументами в пользу сохранения нейтралитета.

Четвёртой страной, не принимавшей участия во Второй мировой войне, была Швеция. Поддерживая нейтралитет, шведское правительство сотрудничало как со странами «оси», так и с антигитлеровской коалицией. Помогая Германии, Швеция пропускала немецкие войска из Норвегии в Финляндию, а также снабжала Рейх промышленным сырьём и готовой продукцией для нужд войны: железной рудой, шарикоподшипниками, электрооборудованием, инструментами, целлюлозой, а в отдельных случаях – вооружением и военной техникой. Вклад Швеции был велик: до 1945 года эта страна была крупнейшим торговым партнером Германии. Поставки из Швеции обеспечивали 40% всех потребностей Рейха в железной руде и 25% в подшипниках. Кроме того, по просьбе Гитлера Швеция реэкспортировала иностранные товары в Германию, а также до 1943 года не принимала еврейских беженцев из Европы.

Помогая союзникам, Швеция предоставляла разведывательную информацию. Например, в 1941 году шведские моряки информировали англичан о выходе в море линкора «Бисмарк». Надежда и гордость германского флота была потоплена силами британских ВМС в течение недели после начала своего первого похода.

Представитель шведской политической элиты, Рауль Валленберг, будучи первым секретарём посольства Швеции в Будапеште, снабжал евреев «защитными паспортами» – документами, придуманными самим Валленбергом и не имевшими никакой юридической силы, но выглядящими как настоящие – с шведским гербом, печатями и подписями. Владельцы таких паспортов получали право репатриироваться в Швецию, а до отъезда в Швецию обладатели этих документов получали иммунитет от отправки в «лагеря смерти». Документально зафиксирован случай, когда Валленберг приехал на железнодорожную станцию в момент погрузки венгерских евреев в Освенцим и стал раздавать «защитные паспорта». Раздав все имевшиеся у него документы, он потребовал от охранников из числа членов местной фашистской организации «Скрещенные стрелы» снять всех обладателей «защитных паспортов» с поезда. В результате только этой дерзкой операции было спасено 52 человека. Считается, что усилия Рауля Валленберга спасли жизнь десяткам тысяч венгерских евреев.

Пятой европейской страной, сохранявшей нейтралитет во время Второй мировой войны, была Швейцария. И если первые четыре страны – Испания, Португалия, Ирландия, Швеция – в силу своей удаленности не представляли для Третьего Рейха большого интереса, то расположенная на заднем дворе у Германии Швейцария  была для Гитлера лакомым кусочком. Присоединение Швейцарии к Третьему рейху сейчас, глядя из XXI века, кажется оправданным и с военной, и с логистической точек зрения. Ведь в этой стране была развитая промышленность и огромные запасы золота в банковских хранилищах, кроме того, через Швейцарию проходили важные транспортные коридоры, соединявшие Германию с Италией. Кажется, что Швейцария не смогла бы долго сопротивляться, ведь её экономика была уязвима и сильно зависела от импорта. К началу Второй мировой войны эта горная страна ввозила из-за рубежа почти все сырьё для промышленности и 100% энергоносителей. Импорт продовольствия составлял около 20%, при этом, даже сохранив нейтралитет, швейцарские власти были вынуждены ввести в 1939 году карточную систему, постепенно распространяя её на всё большее и большее количество товаров. Все транспортные каналы, по которым поступало сырьё и продовольствие, находились под контролем Германии и её союзников. Что же уберегло Швейцарию от немецкой оккупации?

Швейцарская конфедерация начала собираться в 1291 году. Впервые свой нейтралитет страна провозгласила в 1516 году, когда заключила с Францией «вечный мир», по условиям которого отказывалась от нападений на французские или итальянские территории. Швейцария не участвовала в Тридцатилетней войне (1618 – 1648), в которую были вовлечены почти все европейские государства. Во время Великой французской революции и наполеоновских войн стране, правда, пришлось отказаться от нейтралитета, так как часть её территории была присоединена к Франции. Но с этого момента, то есть с 1815 года, Швейцария не принимала участия ни в каких войнах – ни на территории Европы, ни за её пределами. Швейцария также является одной из немногих европейских стран, у которой никогда не было колоний. Однако нейтральный статус, как правило, не удерживал Гитлера от агрессии – Бельгия, Люксембург и Нидерланды, а также Норвегия с Данией тоже были нейтральными странами, но все они были завоеваны.

Сохранению независимости Швейцарии помогло сочетание нескольких факторов.
Во-первых, на стороне Швейцарии были географическое положение и климат. План по военному захвату альпийской республики был разработан по личному распоряжению фюрера летом 1940 года. Вторжение было запланировано на осень 1940 года, вскоре после капитуляции Франции. “Die Schweiz, das kleine Stachelschwein, nehmen wir auf dem Ruckweg ein”(Мы возьмём Швейцарию, этого маленького дикобраза, по пути домой – нем.), – так немецкие солдаты высказывались по поводу присоединения к Третьему рейху страны, чей контур отдалённо напоминает взъерошенного дикобраза. Планировалось быстрым натиском рассеять швейцарские войска, не допустив затяжной войны в горах. После этого предполагалось, что немецкая армия легко займет Берн и Цюрих. Вермахт уже выдвинул несколько дивизий для вторжения в Швейцарию, но в последний момент операция была отменена.
Одной из главных причин отказа от захвата Швейцарии являлось упущение подходящего момента для военной операции осенью 1940 года. Зимой климат горной Швейцарии не позволил бы осуществить быстрый захват страны, а затяжная военная кампания не входила в планы Гитлера. Позже вопрос об оккупации Швейцарии потерял свою актуальность, так как основные силы были брошены на захват Греции (весна 1941 г.), а с начала лета 1941 года – на СССР.

Вторым фактором был язык. Для двух третей швейцарцев родным языком был немецкий. Гитлер воспринимал себя объединителем всех немецких народов, как на территории Германии, так и многочисленных фольксдойче – этнических немцев, издавна проживавших на территории других стран. Он не был готов воевать против немецкоговорящей страны.

Третьим фактором, способствовавшим сохранению независимости Швейцарии, был местный менталитет. Несмотря на общность языка, швейцарцы – даже немецкоязычные – не ощущали себя единым народом с немцами. Больше того, по мере развития национал-социализма в Германии, швейцарцы всё острее и отчётливее стали ощущать собственную национальную идентичность. В Швейцарии было отделение германской НСДАП, однако её влияние было ограниченным. По мере того, как нацизм разворачивался в Германии, в Швейцарии усиливался патриотизм. После аншлюса Австрии в 1938 году швейцарские газеты и национальное радио служили единственными немецкоязычными трибунами для общественной критики нацистской идеологии. Росло влияние левых партий. К концу 1930-х годов не только эмигранты и швейцарские интеллектуалы, но и большинство населения Швейцарии были критически настроены по отношению к политике нацистской Германии. К этому времени о добровольном вхождении Швейцарии в состав Третьего рейха уже не могло быть и речи. Неприятие идеологии НСДАП и методов достижения нацистской партией своих политических целей повлекло за собой повышение интереса к национальным ценностям и готовность их защищать. Для обозначения этого публичного движения был принят термин «Духовная оборона», в рамках которой десятки общественных организаций популяризировали традиционные ценности Швейцарии и её государственного уклада: федерализм, равноправие, терпимость, демократию, многопартийность, а также богатства её культуры. Патриотизм помог швейцарцам сплотиться и почувствовать моральную необходимость сопротивляться возможной внешней агрессии.

Четвёртым фактором была особенность швейцарской армии. Несмотря на то, что Швейцария более 120 лет оставалась нейтральной страной, и у швейцарских солдат и офицеров не было боевого опыта, степень готовности армии к войне была высокой[3].
К началу Второй мировой войны в Швейцарии было десять пехотных дивизий, которым, согласно разработанному летом 1940-го года плану, противостояли две горнострелковых, шесть танковых и моторизованных, восемь пехотных дивизий вермахта. Хотя немцы превосходили швейцарские вооруженные силы в артиллерии, танках и авиации (по танкам превосходство было более чем десятикратным), для установления контроля над страной им пришлось бы воевать с многочисленной и прекрасно обученной пехотой. С момента создания современной Швейцарской конфедерации в середине XIX века вооружённые силы страны формировались по милиционной схеме комплектования: сохранялась небольшая постоянная армия, при этом все взрослое мужское население регулярно призывалось на военные сборы. В случае необходимости армия могла быть полностью отмобилизована в течение двух суток[4]. Стрелковое оружие швейцарцев не уступало, а зачастую и превосходило лучшие образцы немецкого стрелкового оружия первых лет войны, а высокий уровень владения им швейцарской пехоты был общепризнанным. Зимняя война СССР с Финляндией в 1939 – 1940 гг. показала, что небольшие силы стрелковых частей могут успешно противостоять превосходящей в численности и снаряжении армии противника. Патриотизм и моральный дух швейцарцев также были на высоте.

Понимая, что в классическом сражении невозможно противостоять немцам, командование швейцарской армии разработало концепцию обороны, получившую название «Национальный редут». Согласно этой концепции, задачей вооружённых сил была не оборона границ страны, а создание ситуации, в которой оккупация Швейцарии представлялась бы противнику слишком дорогостоящим и даже не имеющим смысла предприятием. С этой целью линия обороны заранее переносилась с равнин в горы, где спешно строились многочисленные фортификационные сооружения, способные противостоять пехоте и танкам противника. Горные дороги и тоннели минировались и подготавливались к взрывам.

Пятой причиной, послужившей сохранению независимости, была особая децентрализованная форма государственного управления. Швейцарское правительство не имело общего центра, и даже президент конфедерации не располагал достаточными полномочиями, чтобы признать капитуляцию страны. По существу, гражданам Швейцарии была дана инструкция относиться к любому сообщению о капитуляции как к вражеской пропаганде и сражаться до конца.

Шестой причиной была транспортная система Швейцарии. Через территорию альпийской республики проходили три из четырёх горных проходов, связывавших Италию и Германию. В случае вторжения швейцарцы могли взорвать горные дороги, мосты и тоннели, что сделало бы сообщение между главными членами «оси» более дорогим и уязвимым. При этом Италия критически зависела от поставок германского угля.

В ходе французской кампании (май-июнь 1940 г.) самолёты люфтваффе и французских ВВС неоднократно по ошибке пересекали границы воздушного пространства Швейцарии. Поначалу швейцарские лётчики выпроваживали нарушителей, не встречая сопротивления с их стороны. Постепенно немецкие пилоты стали вести себя более агрессивно, отказываясь выполнять требования швейцарцев. В июне-июле 1940-го года состоялось несколько воздушных боёв между швейцарскими ВВС и люфтваффе. Общий счёт был 8:3 в пользу швейцарцев – к огромному сожалению Гитлера, расстраивавшемуся, что немецкие самолеты были сбиты швейцарскими летчиками на сделанных в Германии машинах. Возмущённая Германия прислала дипломатическую ноту с открытой угрозой в сторону Швейцарии: «Правительство Рейха не намерено больше тратить слова, но будет защищать германские интересы иными способами, если подобные события произойдут в будущем». В ответ главнокомандующий вооружёнными силами Швейцарии издал приказ, запрещавший перехват любых самолётов над территорией Конфедерации. В тот же день была дана команда приступить к развёртыванию швейцарских войск в глубине страны для обороны от возможного нападения со стороны Германии и Италии (упоминавшийся уже ранее план «Национальный редут»). В середине лета 1940 г. страны «оси» и Швейцария балансировали на грани войны.

Как бы там ни было, к августу 1940 года Гитлер, видимо, пришел к выводу о целесообразности сохранения Швейцарии в качестве независимого государства. Тогда же было подписано соглашение, согласно которому Швейцария:
- предоставляла режим наибольшего благоприятствования для транзита немецких грузов, включая военные, через свою территорию;
- предоставляла Германии долгосрочный кредит на крупную сумму;
- снабжала Германию продукцией своего точного машиностроения (в частности, прицелами для бомбардировщиков и элементами систем наведения торпед);
- соглашалась обменивать полученное из Германии золото на швейцарские франки  (прекрасно понимая, что оно конфисковано в оккупированных странах или отнято у евреев).
Следует отметить, что из всех нейтральных стран именно в Швейцарии действовало наибольшее количество иностранных разведок и секретных агентов. Здесь происходило множество тайных встреч и переговоров, невозможных на территории воюющих сторон. Представители германской верхушки, желающие выйти «сухими из воды», были крайне заинтересованы в сохранении такой площадки (особенно после перелома во Второй мировой войне).

Итак, что же повлияло на сохранение независимости Швейцарии во Второй мировой войне? Рельеф, климат, высокая выучка армии, готовность населения защищать страну сделали возможную войну слишком дорогой для Германии. Гитлеру оказалось проще договориться с Швейцарией, получая при этом практически всё, что он мог бы получить путём завоевания.









[1] Кроме того, нейтральными оставались карликовые европейские государства – Андорра, Лихтенштейн, Монако и Сан-Марино. Исландия и Фарерские острова были в 1940 году оккупированы Великобританией, чтобы воспрепятствовать оккупации этих стратегически важных североатлантических территорий со стороны Германии. За пределами Европы нейтралитет сохраняли Афганистан, Йемен, Тибет, Саудовская Аравия и Турция (при этом Турция и Саудовская Аравия присоединились к антигитлеровской коалиции в феврале 1945 г., но в войне участия не приняли). Всего во Второй мировой войне участвовали 61 из 73 независимых государств, существовавших на тот момент.
[2] Примечательно, что война за независимость Ирландии происходила в то же время и на той же волне, что и эпидемия советских республик в материковой части Европы.
[3] Обычно степень готовности национальной армии к войне считается более высокой, если у неё есть боевой опыт. Швейцария, ни с кем не воевавшая с начала XIX века, является исключением из этого правила.
[4] В настоящее время Швейцария, сохраняя милиционную схему комплектования армии, является самой милитаризированной страной в мире. Небольшая нейтральная альпийская республика, ни с кем не воевавшая уже больше двухсот лет, является даже более милитаризированной, чем бывший Советский Союз и нынешняя Северная Корея. В Швейцарии, в отличие от подавляющего большинства европейских стран, до сих пор сохранен обязательный призыв для молодых швейцарцев. Каждый резервист, увольняясь в запас, обязан выкупить автоматическое оружие, хранить его дома и поддерживать в боевом состоянии. Для резервистов предусмотрены обязательные ежегодные военные сборы (для некоторых категорий специалистов сборы проходят до 50-летнего возраста, вне зависимости от места работы и занимаемой должности). Все крупные тоннели и мосты страны подготовлены к уничтожению в максимально короткие сроки. В Швейцарии, которая по площади и численности населения соразмерна Московской области, создано 300 000 (!) бункеров различных размеров, замаскированных под скалы, сараи, дома и леса. Для защиты от авиации и ядерных ударов в стране создано более 5 000 бомбоубежищ, вмещающих всё население страны.